@OilManBy support@oilman.by

Страсти вокруг газа

Помнится, в 2019 году калифорнийский университетский городок Беркли, следуя своим либерально-экологичным традициям и принципам, запретил газовое отопление во всех новых зданиях. Последовали другие населенные пункты солнечного штата под контролем «прогрессистов» — Менло-Парк, Сан-Хосе и, наконец, Сан-Франциско. В воздухе, можно сказать, запахло общим закатом углеводородной эры в жилом и офисном секторах недвижимости США. Но вот незадача: в 2020-м на карте страны появился штат с явно противоположной атмосферой, который запретил местным мэриям… запрещать использование «голубого топлива» в коммунальных сетях. Этим регионом стала Аризона. За ней, уже разработав аналогичные собственные законодательства, вот-вот выступят конгрессы Миннесоты, Миссисипи, Теннесси, Оклахомы и Миссури. Откуда же, наверняка спросите вы, взялось столь враждебное разночтение базовых подходов к одной и той же проблеме? При всех внешних природоохранных соблазнах, — перевод среднестатистического жилья на электрическое отопление обходится в той же сверхдержаве на 50% дороже. А по сравнению с типичным для США методом циркуляции воздуха из газовых бойлеров в многоквартирных домах, — увы, требуется объем энергии из электрогенераторов вдесятеро больший! Кроме того, никакого обещанного переизбытка электричества в зимний сезон штаты не испытывают. Природоохранный же плюс от прощания с бытовым газом вообще минимален: эта часть энергопотребления дает в США лишь 12% парникового эффекта. Есть, кстати, и много других тяжких сомнений в актуальности и, главное, срочности отхода высокоразвитых государств от привычной ставки на «голубое топливо». И, конечно, — тем интереснее для нас состояние дел на основных фронтах энергетической политики, дипломатии и информационных войн вокруг природного газа. В сегодняшнем Обозрении мы затронем эту злободневную тему на примерах Старого Света и Аравийского полуострова. 
Мекленбург не сдается
Парламент земли Мекленбург — Передняя Померания (о котором уже писала «Нефтянка») подал пример того, какую роль в защите справедливого энергобаланса в Европе, да и не только в ней, могут сыграть скромные по своему статусу законодательные органы небольших регионов. По данным Zeit Online, легислатура округа проголосовала за создание специального экологического фонда, способного поучаствовать в достройке крупнейшей топливно-сырьевой артерии на Балтике.
Речь — о газопроводе «Северный поток-2». Поддержав идею окончания его прокладки и опираясь на отличную природоохранную репутацию «Северного потока-1», новый фонд взялся за достойную миссию. Да, он соответствует своей приоритетно-заявленной цели: «продвигать проекты, способствующие защите окружающей среды, климата». Это, кстати, иллюстрируется фактами. Программа идеальной стыковки лучших российских и шведских труб нового поколения обошлась — на зависть недругам — без единого подводного взрыва (ради пресловутого выравнивания донного маршрута)! Как обошлась она и без единой промежуточно-компрессорной станции! Да, этот международный актив заведомо стал, без преувеличений, лучшим кандидатом на позитивный экологический резонанс не то что европейского, а и глобального масштаба.
Фонд, однако, будет выполнять не только информационно-общественную функцию. Он призван (и этого не стесняются его создатели) еще и внести свой вклад в прорыв навязанной Соединенными Штатами технологической блокады самого строительства «Северного потока-2» как такового. Имеются в виду, в частности, «закупки комплектов необходимого оборудования, узлов и деталей к ним». Это — для того, чтобы обойти новые, еще более жесткие санкции США. Те, что вступили в силу 1 января текущего года. При этом, как ни странно, навязывать свое посредничество фонд никому не собирается.
Понимать сказанное надо таким образом, что если при правлении Байдена Белый дом чуть одумается и немного отступится от жандармского прессинга, то мекленбургским активистам незачем будет подменять естественных (но пока еще запуганных) подрядчиков. Советник нового президента США по экономическим вопросам Николас Бернс предложил даже приостановить санкции ради спокойных переговоров с европейцами. Однако далеко не везде на Балтике уверены в «топливном миролюбии» вашингтонских демократов. Может дойти и до «эскалации газовой войны в непосредственной близости к Швеции из-за «Северного потока-2», — сообщает «ИноСМИ» со ссылкой на стокгольмское издание Svenska Dagbladet. «Байден — даже еще более жесткий противник, чем Трамп», — убежденно сказано в той же статье. Еще будучи вице-президентом США, Байден возмущался тем, что с прокладкой труб по дну Янтарного моря Европа-де «станет еще более зависимой» от Кремля. 
В общем, если заокеанское эмбарго и впрямь не смягчится, а усилится, то фонд, созданный в ФРГ, намерен эффективно маневрировать. То есть искать и находить таких небольших и, желательно, закулисных поставщиков услуг и товаров, которые ничего не проиграют. Почему? Да потому, что строителями «Северного потока-2» их вообще не будут считать. Обличать же из-за океана придется сам фонд, а это аполитичная, некоммерческая, неправительственная и к тому же подчеркнуто-временная организация — не так ли?!
Вообще-то немцы обо всем этом предупреждали
Вышеизложенные задачи (при разных сценариях) дипломатично и вполне конструктивно пояснила сама же глава правительства Мекленбурга-Передней Померании Мануэла Швезиг. Роль фонда в тех или иных сделках, сказала она, «будет зависеть от того, продолжат ли США использовать рычаги санкций против европейских компаний». 
Тем временем почетным председателем фонда, уже получившего в свой бюджет 200 тыс. евро, должен стать предшественник г-жи Швезиг — бывший премьер-министр той же земли Эрвин Зеллеринг. Таким образом, судя по всему, и нынешние власти, и ветераны-мекленбуржцы с неизменно твердым упорством «считают строительство газопровода целесообразным и важным для энергоснабжения не только ФРГ, но и всей Европы». «И вообще, с каких пор стало нельзя защищать свои экономические интересы?», — оправданно прозвучал под парламентскими сводами законный вопрос Мануэлы Швезиг. 
Сенсации в этом отпоре домогательствам нет: еще минувшей осенью в бундестаге ФРГ звучали предупреждения не в меру распоясавшимся на чужой земле американцам. Не раз говорилось: если США пойдут в своей трубопроводной войне ва-банк, то в борьбе с этим Берлин проявит завидное политическое творчество. И, более того, продемонстрирует такую яркую изобретательность, что сверхдержавному гегемону мало не покажется.
Что здесь имеется в виду конкретно? Доказать немецкому бундесбюргеру (или, говоря просто, обывателю), что сжиженный сланцевый газ из Техаса и Нью-Мексико — это, извините за прямоту, антиэкологичное «исчадье ада» для самих же заокеанских саванн и прерий, — задача увлекательная, но не столь уж трудная. Газетчикам и телевизионщикам на Шпрее ничего не стоит решить ее со вкусом! Одно усилие европейских СМИ по честному показу ущербных издержек гидроразрыва пласта и горизонтального бурения на огромных (по счастью, все еще нередко безлюдных) пространствах Северной Америки, — и глянцевый имидж привозного «сланцевого счастья для ЕС» перевернется вверх ногами. Можно ведь набрать сколько угодно хлестких доводов из «антиуглеводородного лексикона» Джо Байдена и его команды!
Вашингтонские «топливные нравоучения» — не ко времени
Топливным русофобам в Соединенных Штатах, если честно, — то нечем будет крыть все то, о чем говорилось в предыдущей главе. Едва ли не под каждым мега-проектом американского ТЭК земля уже горит под ногами, и Европа это видит, что называется, невооруженным глазом. 
А такие все еще недостроенные за океаном трассы, как Keystone XL и Dakota Access, — это вообще легкие мишени для «муниципального протеста», массового негодования и «индейско-племенного гнева». Причем — понятное дело — протеста из уст не столько немцев, сколько американцев, а вовсе не «путинского Кремля». Кстати: в какой именно момент, видя это на экранах, федеральные земли ФРГ, как и регионы Австрии, Бельгии и т.д., охвачены критичным настроем к вестям со «строек века» в США? И еще задумаемся: в какой момент европейцы наращивают активность в пользу самого дешевого и безопасного газа — природно-сибирского? Ответим: в момент воистину чудовищный для самой же Америки, впустую рекламирующей свой ТЭК! А именно — в тот момент, когда в Капитолии гремит пальба, лидеров конгресса в панике эвакуируют, а из-под купола, должного символизировать собою храм мировой демократии, выносят трупы пикетчиков и полицейских. Вот уж позорище-то! Причем само это слово — shame — твердит отнюдь не наша «Нефтянка». Его опять же повторяют официально-американские источники!..
Как прикажете смотреть на происходящее законопослушным немцам, которых из Америки учат жить?! Как быть баварцам или саксонцам, для которых опоздавший на минуту поезд или поданная не вовремя чашка кофе — это предел вообразимых нарушений не только устоявшихся порядков, но и самих основ повседневной жизни?! «Итогом лжи и еще раз лжи, разделения и неуважения к демократии, ненависти и травли на самом высоком уровне» назвал события на Потомаке президент ФРГ Франк-Вальтер-Штайнмайер. Но что могут означать его слова о «травле на самом высоком уровне»? Разве не Дональда Трампа, находящегося «на самом высоком уровне», злобно травили до умопомрачения все четыре года его президентского срока, не давая ни работать, ни жить и приклеивая тот же ярлык «пособника Москвы», который сейчас пытаются навесить на германских сторонников «Северного потока-2»? Г-н Штайнмайер, конечно, не может этого не ведать, как и не ощущать (в глубине души) подлинной цены «народовластия» в Соединенных Штатах.
Короче говоря, нас не удивляет, что на столь кошмарном заокеанском фоне, близком по своей тональности к апокалипсису, возникают европейские фонды, организации и лоббистские структуры, отстаивающие здравый смысл хотя бы в ТЭК. Неплохой, кстати, способ проститься с самым яростным, помимо Трампа, врагом «Северного потока-2». Это покидающий свой пост госсекретарь Майк Помпео, которому МИД РФ образно ответил не пресс-релизом, а… интернет-публикацией мрачной по тону картины «Отступление Наполеона из Москвы». Бесславное, доложу я вам, зрелище, призванное хоть немного отрезвить «газовых бонапартистов» сегодняшнего дня, сошедших с орбиты. Автор полотна — немецкий художник Нортен. Между прочим, звали его, да будет известно г–ну Помпео, тоже примечательно — Адольфом.
Катар душили долго. Однако он остался жив
В июне 2017 года ряд соседей «газового эмирата» Катар решил наказать его, в основном, за добрые отношения с исламским Ираном. Саудовская Аравия, Бахрейн, ОАЭ и Египет объявили в ту пору о разрыве отношений с крошечным, но якобы своевольным эмиратом, обвинив его в «поддержке шиитского терроризма» по всему беспокойному ближневосточному региону.
Ну а Катар тогда же отверг наветы, связав их с завистью к небывалым экономическим успехам страны пусть и небольшой, но залившей сжиженным природным газом мировые терминалы от Британии до Южной Кореи. За дипломатическим бойкотом против Катара последовала «межарабская» транспортная блокада. А за ней — клятвенное намерение королевского Эр-Рияда: прорыть, чего бы это ни стоило, судоходный канал между двумя соседними странами, превратив территорию мирового чемпиона по экспорту природного газа из полуострова в остров! Впрочем, чего только ни звучало угрожающе в те дни — с псевдокнижными ссылками на якобы мстительные воды Персидского залива и непредсказуемо-коварное небо над ними. 
Смысл же был, вероятно, один: поскольку катарские кладовые «голубого топлива» граничат с иранскими, — то хозяевам южного берега залива хотелось сделать все возможное ради своей общей «сквозной цели». Опасались, видно, что Тегеран и столица гордой мини-монархии — Доха — придумают какую-либо обманную газоэкспортную схему. Или того, что они сообща найдут уловку для вывоза иранского «голубого топлива» в пользу ненавистного «режима мулл», но… под катарским флагом. В ту пору, ожидая резкого выхода США из примирительной ядерной сделки 2015 года с Ираном (что в конце концов и произошло по воле г-на Трампа в 2018-м), — саудиты и их союзники в Кувейте, Бахрейне и ОАЭ пребывали в эйфории. Они-то были уверены: стоит чуть сильнее поднажать на неугодный «газовый эмират», — и его курс изменится, подстроившись под коллективный руль региональной монархической группировки. А уж там, мол, и сам Иран рухнет(!). 
Но все оказалось напрасным. Катар доказал нечто удивительное: даже имея на своей территории внушительную военно-морскую базу Пентагона, вполне можно — оказывается — принимать время от времени самостоятельные решения. Какие-то из них не будут нравиться, к примеру, Израилю, какие-то — Америке, какие-то — России и Сирии, а еще какие-нибудь — «королевству пустынь». Ну и что с того? Ведь даже гегемон — и тот не всесилен!

Зятек поспособствовал… 
Анекдот, однако, состоит в следующем. Сам же Трамп, этот инициатор жесточайшего витка конфронтации с потомками Персидского царства на танкерных трассах Ормузского пролива, — уже уходит, причем с треском, со своей президентской должности. То есть уходит он, а не Хассан Рухани, Али Хаменеи и их партнеры в Катаре. Словом, Трамп вот-вот сдаст свои подмоченные полномочия; а упорный эмират на чем стоял, на том и стоит!
Никаких иранских глубоководных кладовых эмират не стал захватывать — и вообще решил не ссориться с адептами иной, пусть и кажущейся многим ересью, ветви ислама. И вот набравшийся опыта (на руинах трамповского правления) старший советник и зять президента Джаред Кушнер провернул кое-что в той же акватории Персидского залива за последние месяцы. Это «кое-что» — потребовавшееся срочно (т.е. еще до инаугурации Джо Байдена) примирение между Катаром и опростоволосившимися — за три с половиной года — автократическими гигантами региональной политики. Лихорадочно дали, в общем, задний ход. Соответствующее соглашение, о чем объявил глава МИД Кувейта шейх Ахмед Насер ас-Сабах, нацелено на долгожданную нормализацию отношений Эр-Рияда и Эль-Кувейта с Дохой. Короче говоря, бойкот газового эмирата никому и ничего не дал — вот, собственно, и все!
Документом предусмотрено открытие воздушного пространства, морских и сухопутных границ с Катаром. Договоренность была достигнута по итогам телефонного разговора между эмиром Кувейта Навафом аль-Ахмедомаль-Джаберомас-Сабахом, эмиром Катара Тамимом бен Хамадом Аль Тани и наследным принцем Саудовской Аравии Мухаммедом Бен Сальманом Аль Саудом. Тем временем в далекой Америке — на гребне этих рукопожатий в аравийских песках — уходящей команде Трампа мало что дано добавить к своим «свершениям». «Цветная революция» по-капитолийски все доделала. Но проигравшим все еще хочется, представьте себе, доказать демократам и всей элите США: это, мол, вовсе не мы, республиканцы, разворошили за минувшие годы весь залив. Наоборот, мы его сплотили, вынудив одну часть арабских государств примириться с Катаром, а другую — с самим Израилем! 
Какие же, в таком случае, могут быть, дескать, претензии у Байдена и его людей к уходящим в тень трампистам по Ближнему Востоку? Единственным кровоточащим «шипом» на карте региона остается Иран, но ведь он и прежде был таковым, — не правда ли?! Вот, мол, и делайте теперь именно вы, то есть новые власти Соединенных Штатов, с шиитским бастионом что хотите.

Пусть и не «газовая ОПЕК», но все-таки… 
Между тем ренессанс полномасштабных отношений между Катаром и соседними странами залива — событие все же не очень приятное для сил глобальной «холодной войны» в энергетике. Ибо хотя они и привыкли брать катарский СПГ и даже инвестиции на терминалы в Луизиане(!), но, тем не менее, хотели бы гальванизировать не очень-то высокий геополитический статус Дохи как «почти изгоя» в сообществе арабских монархий. Почему?
В Вашингтоне и Брюсселе привыкли с раздражением рассматривать своевольный эмират как… чересчур близкого партнера Москвы если не в мировой политике, то в глобальном газоэкспортном бизнесе. В 2008–2009 гг. завершилось поэтапное образование Форума стран-экспортеров газа со штаб-квартирой в Дохе. Причем основателями ФСЭГ стали Россия, Катар и ненавистный США и Израилю Иран. Правда, никакой «новой ОПЕК» в сфере «голубого топлива» этот альянс, во многом до сих пор аморфный, не стал. Да и не может он стать по своей исконной сути. Ибо, строго говоря, в мире не существует четко сформированного и универсально структурированного рынка по данному виду углеводородов. Но на Западе все еще боятся, во многом безосновательно, этого почти нереального процесса. Опасаются создания газоэкспортного картеля, который влиял бы на ценообразование и всерьез определял общие, то есть предсказуемые и понятные, правила игры. 
Да и как не опасаться, если ведущие звенья ФСЭГ, при всех своих спорах о Сирии, Ливии и других «горячих точках», едины в главном. Они убеждены: вопреки отдельным нюансам сложившихся «национальных ситуаций» в ТЭК, Европа достойна того, чтобы стать единой и хорошо отлаженной площадкой для взаимно сбалансированных закупок и импортных поставок не только газа в целом, но и СПГ. И вот именно то, что в будущем Россия вместе с Ираном и Катаром сможет пропорционально участвовать в справедливом развитии европейского рынка, не обижая при этом иных претендентов и продавцов (не исключая американцев), выводит заокеанского гегемона и вассалов из себя. 
Недаром еще в 2007-м, т.е. до подписания уставных документов ФСЭГ, нижняя палата конгресса США обратилась к тогдашнему госсекретарю Кондолизе Райс с ультимативным требованием. Речь шла о следующем: проинформировать правительство РФ о том, что «создание газового картеля будет рассматриваться как умышленная угроза Соединенным Штатам, а сама «газовая ОПЕК» — не что иное, как глобальная организация по рэкету и вымогательству». Цитируем это, чтобы у некоторых читателей «Нефтянки» (быть может, чересчур благодушных по своему настрою) не было иллюзий: что они о нас думают в действительности, и что сделают, если дать им волю!
Нынешняя весть из Дохи — в любом случае добрая
Ну а для Евросоюза создание ФСЭГ означало окончательный отказ РФ от брюссельского Договора об Энергетической хартии. Быть может, это — поделом ревностным сторонникам самой же названной хартии. Ведь она была ничем иным как попыткой внедрить контроль за добычей и доставкой энергоресурсов в интересах высокоразвитых (в данном случае западных) стран-импортеров. Т.е. попыткой подчинить экспортеров своим целям. 
Вот что с хрестоматийной объективностью пишет на сей счет Википедия: «Последней каплей в пользу такого решения Москвы был очередной кризис в вопросе транспортировки российского газа через Украину в 2009 году, когда Евросоюз не смог предпринять ничего для его разрешения; и инструменты Договора об Энергетической хартии снова показали недееспособность. Более того, договоренности ЕС с Украиной о модернизации ее газотранспортных систем и — фактически — о полном сломе установившихся схем продажи и поставок газа сделали Энергетическую хартию вредной для России. В ответ на отказ РФ от Энергетической хартии (июль 2009 года) Евросоюз попытался исключить нашу страну из числа поставщиков «голубого топлива», запросив дополнительные объемы у Алжира и Норвегии». 
Эта попытка, однако, потерпела неудачу: разведанные запасы на шельфе Осло едва покрывают добычу. А экономика Алжира сама потребляет свой же газ в растущих объемах; и к росту экспорта страна не стремится. Вдумайтесь в сказанное — и станет еще яснее: почему у России и Катара, несмотря на их объяснимую конкуренцию у европейских и азиатских СПГ-терминалов, все же есть немалый потенциал для плодотворного диалога. Да и для совместных достижений в ТЭК, в том числе наверняка — на пути завтрашней координации экспортных планов, во многом нацеленных на Европу. Если что-то и мешало этому, — так это межарабский раскол в Персидском заливе. То есть та высокая психологическая стена между Катаром и теми его соседями, с которыми РФ тоже тесно сотрудничает. В том числе по углеводородам — в первую очередь. 
Но вот радостная весть: теперь этой стены в песках Аравии больше нет. И россияне могут, таким образом, с равной открытостью взаимодействовать, ничего и никого не стесняясь, — как в рамках ОПЕК+, так и в русле ФСЭГ. Что, конечно, является еще одним позитивом для тех звеньев мирового ТЭК, которые объединены одним и тем же: конструктивизмом и доброй волей.
Павел Богомолов

Source

Добавить комментарий

Будет полезно знать

Прогнозы экспорта газа Минэкономразвития и «Газпрома» разошлись на 12,5%Прогнозы экспорта газа Минэкономразвития и «Газпрома» разошлись на 12,5%

Минэкономики в своем прогнозе социально-экономического развития оценило экспорт российского газа в Европу и Китай в 2020 году на уровне лишь 149 млрд куб. м. Это на 18% ниже, чем в

Нелегкая добыча: на рынке может оказаться более 2 млн баррелей лишней нефтиНелегкая добыча: на рынке может оказаться более 2 млн баррелей лишней нефти

По расчетам аналитиков, таково вероятное последствие нарушений сделки ОПЕК+ Несоблюдение рядом государств условий сделки ОПЕК+ может привести к появлению на рынке уже в ближайшие полгода более 2 млн баррелей лишней

Нефть дешевеет и завершает неделю почти без изменений, Brent — $42,74 за баррельНефть дешевеет и завершает неделю почти без изменений, Brent — $42,74 за баррель

Цены на нефть эталонных марок продолжают снижаться в ходе торгов в пятницу на фоне растущих опасений по поводу второй волны коронавируса в ряде регионов мира. Стоимость декабрьских фьючерсов на нефть