support@oilman.by

Сход с пика: восстановится ли добыча нефти в России после обвала

Спад произошел не только из-за сделки ОПЕК+, считают эксперты
Добыча нефти в России в 2020 году впервые за много лет сократилась. По оценке министра энергетики Александра Новака, падение по итогам года может составить 8%. Эти данные не учитывают еще и спада в добыче газоконденсата. В основном падение обусловлено участием нашей страны в сделке ОПЕК+, но есть и другие причины. В будущем возможны проблемы с выходом на докризисные уровни, так как восстановление некоторых месторождений, особенно старых, будет не самой простой задачей. В то же время опрошенные «Известиями» эксперты считают, что при возвращении мировой экономики к норме, добыча может стабилизироваться и даже увеличиться.
Во второй половине 2000-х годов в мире была популярная теория пика добычи нефти, согласно которой в скором времени производство углеводородов будет снижаться в мире вообще и в отдельных странах в частности. Не обошла она и Россию. В 2008 году вице-президент «Лукойла» Леонид Федун предсказал падение добычи с достигнутых уровней в 480–490 млн т в год.
Этого, однако, не произошло. С 2010 года российская «нефтянка» неустанно наращивала производство как за счет использования новых крупных месторождений, так и за счет повышения эффективности разработанных участков. Всё последнее десятилетие добыча повышалась на 1–3% ежегодно за исключением 2017 года, когда объемы производства снизились на 0,1%, то есть фактически не изменились. Интересно, что спада не произошло даже в 2014–2016 годах, когда шок с обвалом нефтяных цен был сильнейшим за всю новейшую историю (нефть подешевела примерно на $50 за баррель).
2020 год стал исключением из правила. Начало эпидемии коронавируса совпало с провалом переговоров в рамках ОПЕК+, в результате которых на время наступил «неограниченно свободный рынок» нефти в мировых масштабах, а отдельные производители, прежде всего Саудовская Аравия, еще и пытались демпинговать. Шокирующий эффект на рынках оказался слишком сильным — цены на марку Brent во второй половине апреля рухнули до $18 за баррель, а американская WTI в отдельных регионах стала стоить меньше нуля. Так что сторонам уже через месяц пришлось вновь усесться за стол переговоров. Большинство крупных производителей резко сократили добычу, в частности, Россия уменьшила производство до 9 млн баррелей — почти на полтора миллиона баррелей меньше, чем зимой 2019–2020 годов. Стоит, впрочем, отметить, что эти цифры не учитывают газоконденсат, который составляет 7–10% российской добычи и который выведен за скобки квот.
С начала следующего года взятые в результате кризиса квоты будут повышаться. Россия сможет увеличить производство примерно на 125 тыс. баррелей в январе, в дальнейшем постепенно наращивая добычу. Однако по итогам текущего года спад в производстве, по оценке Минэнерго, составит 8%, что является невиданным для страны показателем с 1990-х годов.
По словам аналитика ГК «Финам» Ивана Семченкова, беспрецедентный спад в 2020 году наблюдался по всему миру, и сделка ОПЕК+ — не единственная его причина.
— Общий спад добычи прогнозируется на уровне 8–9 млн баррелей в сутки. В 2019 году в среднем добывалось чуть больше 100 млн баррелей в сутки. Снижение действительно очень большое — настолько крупного добровольного сокращения не было за всю историю ОПЕК. Мы считаем, что столь серьезное снижение добычи было продиктовано не только сделкой, но и переполненными запасами. Дело в том, что во II квартале наблюдался крупнейший профицит на рынке нефти, и если бы страны не заключили соглашение, то случился бы коллапс, хранилища наполнились до отказа за пару месяцев и нефть пришлось бы утилизировать, сжигать или как-нибудь по-другому от нее избавляться, так как хранить ее было бы попросту негде! Коммерческие запасы на сегодня превышают 200 млн баррелей, и это после III квартала, который отличился одним из крупнейших дефицитов, запасы расходовались со скоростью около 2,5 млн баррелей в сутки.
По мнению собеседника «Известий», в I и II кварталах 2020 года произошла целая цепочка событий.
— Упал спрос, но производство всё еще держалось, так как быстро сократить его на многих месторождениях попросту невозможно. Был крупный профицит на рынке, начали копиться запасы. Всё это время падала цена, и для многих производителей стало нерентабельно добывать нефть. Началось восстановление производства наиболее дорогой нефти, добывать которую по ценам 2019 года было рентабельно, а также состоялось ограничение добычи странами ОПЕК.
— Если исключить фактор ограничения добычи в рамках сделки, то при уровне спроса и предложения 2020 года, особенно в периоды повсеместного карантина, и соответствующей им цене добыча и так бы снизилась в связи с неэффективностью, — заметила старший консультант Vygon Consulting Марина Мосоян. — Компании для выполнения условий ограничения в первую очередь останавливают добычу на активах, где разработка ведется с применением дорогостоящих технологий, отказываясь таким образом от экономически неэффективных проектов. Речь идет об активах с средней себестоимостью добычи нефти (lifting cost) свыше $12 за баррель. Поэтому, несомненно, факторов резкого изменения уровней добычи в 2020 году несколько, и все они между собой взаимосвязаны.
Резкий обвал вкупе с апокалиптическими прогнозами, связанными как с продолжением эпидемии, так и с отказом ряда стран от использования углеводородов, вызывает вопрос: а восстановится ли добыча когда-нибудь до докризисных уровней? Проблема обостряется существованием месторождений, вернуть которые к жизни после простоя может оказаться трудно. Такую опасность Иван Семченков оценивает как более чем реальную.
— Во-первых, основной риск — это упомянутые ранее старые обводненные месторождения, не факт, что дебет нефтяных скважин будет таким же, как и до остановки добычи. Соответственно, придется забросить это месторождение и списать активы. Второй риск — это замерзание скважин: многие российские месторождения нефти и газа находятся в зоне вечной мерзлоты, и остановка добычи по ним может привести к заморозке воды в стволе скважины. Глубина нефтедобывающих скважин обычно очень велика, она доходит до 1,5 км и проходит через многие талики, в которых растворы воды находятся в незамерзшем состоянии, но при попадании в ствол скважины она может замерзнуть, образуя «пробку», и дальнейшая добыча по такой скважине будет невозможной. Третий риск — это коммуникации. Здесь примерно такая же проблема, что была описана выше: в зонах Крайнего Севера обеспечение водопровода является очень сложной задачей. При прекращении использования месторождений многие коммуникации также не используются, что приводит к их замерзанию и утере.
— Потенциал увеличения добычи в будущем есть всегда — всё упирается в экономическую эффективность и целесообразность, — считает Марина Мосоян. — Конечно, существуют технологические риски, которые связаны с остановкой действующего фонда на месторождениях. Далеко не все запасы возможно будет обратно ввести в разработку, часть будет безвозвратно потеряна. Но наращивать добычу можно и нужно за счет нового бурения. А для этого необходимы благоприятные условия, как внешние — в виде соответствующего уровня спроса и цены, так и внутренние — в виде государственных стимулов, направленных на прирост дополнительной добычи. К примеру, при введении 30-процентного вычета на инвестиции дополнительная добыча нефти может составить 230 млн т за период 2023–2030 годов. При этом прирост бюджетных поступлений будет равен 2 трлн рублей.
По мнению главного аналитики ТелеТрейд Марка Гойхмана, дальнейшие перспективы нефтяной индустрии зависят от успешности борьбы с пандемией, усиления деловой активности и роста мировой экономики.
— Но спрос, вероятно, будет отставать от его динамики 2019 года. Существенного его повышения не стоит ожидать до II квартала, когда возможные позитивные результаты вакцинирования станут проявляться. Соответственно, потенциал наращивания добычи в России достаточно ограничен. Цены же при благоприятном стечении обстоятельств могут подняться во втором полугодии к рубежам выше $55–57 за баррель Brent, что в какой-то мере может компенсировать по доходам медленное восстановление добычи.

Source

Добавить комментарий

Будет полезно знать

Одобрен Федеральный закон о стимулировании добычи попутных полезных ископаемыхОдобрен Федеральный закон о стимулировании добычи попутных полезных ископаемых

Советом Федерации РФ одобрен разработанный Минприроды России Федеральный закон, предусматривающий право всех без исключения недропользователей осуществлять добычу попутных полезных ископаемых. Документ разработан с целью обеспечения комплексного использования недр в отношении

Reuters: в Нигерии произошел взрыв на нефтяном месторожденииReuters: в Нигерии произошел взрыв на нефтяном месторождении

Никто не пострадал, разлива нефти нет Взрыв произошел во вторник на юге Нигерии на нефтяном месторождении государственной Нигерийской национальной нефтяной компании (NNPC). Об этом сообщило агентство Reuters со ссылкой на заявление

На безлюдной платформе в Мексиканском заливе произошла утечка газаНа безлюдной платформе в Мексиканском заливе произошла утечка газа

Корпус Кристи, шт. Техас, США, 3 сен — ИА Neftegaz.RU. На безлюдной платформе Magellan E&P Holdings произошла утечка газа из скважины. Инцидент произошел 2 сентября 2020 г. на платформе, расположенной в