@OilManBy support@oilman.by

Сергей Ежов: Инвестиции в ГРР — думать о будущем

Геологоразведочные работы закладывают фундамент для будущей добычи, в то же время они характеризуются высокими рисками.
При этом вложений в ГРР на углеводороды сейчас недостаточно для обеспечения простого воспроизводства запасов. Уже в среднесрочной перспективе это отразится на их добыче, которая за последние пять лет принесла более половины доходов федерального бюджета. Рост инвестиционной активности в этой области требует стимулирования, которое сегодня практически отсутствует.
Инвестиции в геологоразведку не дают мгновенной отдачи, но при этом являются необходимыми для долгосрочного развития нефтегазовой отрасли. Ведь именно геологоразведка закладывает фундамент для будущей добычи. При этом прирост запасов в последние годы во многом обеспечивается доразведкой в действующих регионах добычи и на традиционных залежах, а также переоценкой запасов. Средний размер открытий в 2015-1019 гг. составляет 9-14 млн т. В то же время до сих пор основу добычи составляют уникальные и крупные месторождения, открытые в основном еще в 70–80-е гг. ХХ века. Последние такие месторождения будут введены в ближайшие годы.
Наиболее заметным исключением здесь является реализация мегапроекта «Восток Ойл» на севере Красноярского края.
По оценкам Минприроды РФ в 2020 году затраты компаний на ГРР в целом по отрасли уменьшатся на 20%. Причем в первую очередь снижаются наиболее рисковые вложения в геологоразведку, не гарантирующие быстрого возврата, — новые регионы, залежи с низким коэффициентом успеха.
Сегодня величина инвестиций в ГРР не всегда обеспечивает даже простое воспроизводство запасов. По оценке Минприроды РФ, в 2020 году прирост запасов нефти категорий АВ1С1 составит 400 млн т. При этом надо иметь в виду, что не все поставленные на баланс запасы нефти являются рентабельными. Учитывая, что на 95% геологоразведка финансируется за счет компаний, без увеличения инвестиционной активности в ГРР добыча нефти в России уже в среднесрочной перспективе начнет снижаться.
В 2020 гг. в нефтяной отрасли проведена крупнейшая налоговая реформа, на налог на дополнительный доход потенциально может быть переведено около половины российской добычи нефти.
Хотя реформа и увеличила общую нагрузку на отрасль, ведение налогообложения на основе дохода имеет также положительные последствия для стимулирования инвестиций в добычу.
Вычет затрат на эксплуатационное бурение из налоговой базы НДД, ставка которого составляет 50%, позволяет мгновенно компенсировать половину вложенных средств. Однако для геологоразведки эффект от реформы обратный, так как дополнительные изъятия из отрасли в объеме 650 млрд руб. за 5 лет снижают финансовые ресурсы для инвестиций в ГРР.
Налоговым кодексом также предусмотрены льготы при поисках и оценке новых морских месторождений, включая возможность консолидации и повышающий коэффициент х1,5 затратам на поиски и оценку. Коэффициент «1,5» позволяет дополнительно сэкономить 10% от стоимости ГРР (половина от ставки налога на прибыль 20%). Проблема заключается в том, что с момента открытия месторождения прекращает действие не только коэффициент «1,5», но и возможность консолидации (то есть нельзя использовать затраты на ГРР для вычета из базы налога на прибыль по другим проектам). Таким образом, вычет затрат на доразведку шельфовых месторождений из базы налога на прибыль становится возможен только с началом добычи на этих месторождениях, когда на них возникает положительная налоговая база, и к этим затратам не применяется коэффициент «1,5».
Таким образом, при невысокой привлекательности инвестиций в ГРР, механизмы их стимулирования практически отсутствуют, а имеющиеся стимулы носят половинчатый характер.
Требуется внедрять механизмы стимулирования в первую очередь для высокорискованных проектов ГРР — Арктика, шельф, доюрский комплекс, — где вероятность успеха значительно ниже, чем для традиционных запасов в освоенных регионах. В качестве ориентира тут может служить Норвегия, где государство фактически софинансирует 78% затрат на ГРР на шельфе, и проводившая ГРР компания имеет возможность получить обратно 78% от вложенной суммы. В России практика прямого возмещения доли от вложенных сумм ГРР не является распространенной — в качестве стимула может использоваться вычет из текущих налоговых обязательств компании. Величина вычета может быть установлена дифференцировано, исходя из достижения приемлемых показателей окупаемости с учетом рисков по разным типам объектов.

Source

Добавить комментарий

Будет полезно знать

Логика нефтяной науки: где искать пути к неисчерпаемости углеводородных запасовЛогика нефтяной науки: где искать пути к неисчерпаемости углеводородных запасов

Москва, 2 окт.Нефть и газ — исчерпаемые ресурсы. Из года в год звучат опасения, что в ближайшем будущем они закончатся, но российская нефтяная отрасль показывает хорошие результаты по восполнению запасов

НК Руснефтехим проявляет активный интерес к добыче ТрИЗНК Руснефтехим проявляет активный интерес к добыче ТрИЗ

Москва, 19 мая. Руководство Нефтяной Компании Руснефтехим (АО «НК Руснефтехим») приняло участие в видеоконференции «Сланцевая нефть. Особенности геологического строения, нефтегазоносности и методы разработки (на примере Баженовской свиты Западной Сибири)». АО

Автоматическое измерение операций повысит эффективность бурения на Новопортовском месторожденииАвтоматическое измерение операций повысит эффективность бурения на Новопортовском месторождении

На арктическом активе «Газпромнефть-Ямала» запущена в эксплуатацию первая версия системы автоматического измерения операций («АИО») на скважинах. Новый инструмент внедряется в рамках комплексного проекта «Цифровое бурение»1. Опытно-промышленные испытания уже показали эффективность