support@oilman.by

«Саудовская Аравия стремится обеспечить себе экспортные преимущества»

Саудовская Аравия все больше задумывается о том, чтобы нарастить свою долю на ключевых потребительских рынках. Согласно данным The Financial Times, Эр-Рияд планирует возобновить производство миллиона баррелей, о сокращении которого они торжественно обьявили в мае. Эксперты, правда, не раз подчёркивали, что это «рекордное сокращение» в реальности таким не являлось, саудиты фиктивно нарастили добычу и сокращались от несуществующего уровня. Кроме того, отмечалось, что такие манипуляции позволили Эр-Рияду переложить основной груз сделки на Россию. Пытаясь распространить жёсткие условия мая-июня на последующие месяцы, Саудовская Аравия рассчитывает закрепить такое положение вещей и продолжить реализовать свои экспортные преимущества.
В рамках подписанной двумя месяцами ранее сделки группа ОПЕК+, в которую входят Саудовская Аравия и Россия, договорилась о самом масштабном в истории ограничении поставок в объеме 9,7 млн барр./день. Соглашение было призвано компенсировать вызванный коронавирусом коллапс спроса.

В этом месяце Саудовская Аравия пошла, вроде бы, на большее, обеспечив дополнительное сокращение 1 млн барр./день нефти, чтобы снять беспокойство президента США Дональда Трампа, возникшее в связи с тем, что американская сланцевая отрасль сильно пострадала от обвала цен.
Однако, как отмечает в авторской колонке в журнале Forbes, доцент Финансового университета при правительстве России Леонид Крутаков, «равное сокращение России и Саудовской Аравии рассчитано от равного уровня добычи в 11 млн б/с. При этом Москве пришлось сокращать реальные объемы, а Эр-Рияду — фиктивные. Когда саудиты после мартовского демарша запустили демпинговую атаку на рынок, в бой под прикрытием якобы роста добычи были брошены все саудовские стратегические резервы.

Проще говоря, рост саудовской добычи до 12 млн б/с в апреле носил словесный характер.

Росла не добыча, а объемы экспорта. Соответственно, после заключения новой сделки в рамках ОПЕК+ саудиты сократили также не добычу, а объем изъятия нефти из своих без того облегчившихся запасов».
Как пишет FT, согласно четырем источникам, осведомленным о настроениях в королевстве, теперь, когда нефть Brent оправилась от 18-летних минимумов на уровне $20/барр. и вернулась к $40, Саудовская Аравия неизбежно возобновит производство этого 1 млн барр./день.
При этом, отмечает FT, ожидается, что ОПЕК+ согласует продление срока основного объема сокращений минимум еще на месяц после июля, когда по плану производители должны были начать смягчать ограничения.
Эр-Рияд хочет увеличить долю на рынке
В среду возникли сомнения относительно того, состоится ли намеченная онлайн-встреча министров группы в четверг, так как возник спор о степени выполнения условий сделки ее участниками. Так, по словам двух источников, осведомленных о настроениях в Саудовской Аравии, встреча все же может состояться в ближайшее время, если удастся разрешить спор.
Дилемму, с которой столкнулась Саудовская Аравия, подчеркивает ее вероятное решение вновь нарастить нефтедобычу с июньских 7,5 млн барр./день до 8,5 млн барр./день в июле. Эр-Рияд не хочет допустить слишком резкого отскока производства, так как цены на нефть остаются уязвимы перед возможным падением спроса из-за коронавируса в будущем. По условиям первоначальной сделки она должна была бы поставлять 9 млн барр./день к июлю.
Однако королевство также изо всех сил стремится сохранить и даже увеличить долю на рынке.
Как отметил Боб Макнелли из Rapidan Energy Group, страны ОПЕК+ проведут встречу в состоянии «облегчения от резкого восстановления нефти, упадка от ее коллапса в марте и тошноты от невероятных скачков цен на нее в апреле».
Нефтяная промышленность привыкла к ссорам картеля из-за нескольких сотен тысяч баррелей или попыток подсчитать, будет ли мировой спрос расти на 1 или 1,5 млн барр./день ежегодно. Однако шок спроса в марте и апреле стал беспрецедентным, ведь была потеряна ни много ни мало треть потребления нефти в мире.
Министры нефтяной отрасли, отслеживая сокращения добычи почти в 10 млн барр./день в рамках ОПЕК+ и у североамериканских производителей, не входящих в картель, пытаются выстроить более или менее точную картину того, сколько сырья потребуется в мире во втором полугодии.
Если Трамп попросит, саудиты прислушаются
Если бы цены поднялись куда выше, в то время как мировая экономика находится в глубокой рецессии, вызванной вирусом, королевство оказалось бы под градом упреков со стороны Вашингтона.
Ценовая война уже вызвала гнев американских сенаторов, однопартийцев Трампа, — они угрожали урезать военную помощь Эр-Рияду. «Если Трамп снова попросит о таких добровольных сокращениях, саудовцы, скорее всего, воспримут эту просьбу серьезно», – уверена Хелайма Крофт из RBC Capital Markets.
«По соглашению, заключенному в самом конце апреля, предполагалось, что сокращения пойдут на убыль с июля, — пишет FT. — Вместо этого, похоже, первоначальное условие в 9,7 млн барр./день сохранится еще на три месяца, пока руководство ОПЕК+ по-прежнему ведет переговоры и надеется на более частые встречи для отслеживания влияния сокращений».
Уверенное сырьевое ралли с апреля началось, когда на рынок вернулись китайские покупатели, и спрос на нефть увеличился почти до докризисного уровня. Также потребление выросло благодаря хоть и частичному, но нарастающему открытию экономик США и Европы.

Однако, общий спрос по-прежнему относительно слаб.

Этот фактор может оказывать давление на интенсивность приобретения нефти переработчиками, чья рентабельность сильно снизилась за время кризиса. ОПЕК+ обсуждает идею провести виртуальную встречу досрочно, в четверг, чтобы помочь переработчикам с месячными графиками цен. Более высокие цены на нефть также могут побудить американских сланцевых производителей нарастить бурение .
Бассам Фатух из Оксфордского института энергетических исследований заявил, что Саудовская Аравия и группа ОПЕК «осознают, что в условиях крайней неопределенности им нужно быть проактивными и сохранять гибкость».
«Кризис возник не из-за России»
Россия, конечно же, как страна-экспортер, заинтересована в высоких ценах, но риски Москвы несопоставимы с рисками Саудовской Аравии и США, говорит Леонид Крутаков.
«Для нашей страны сохранение нынешнего уровня ограничения добычи означает вынужденную консервацию скважин. Входить в чужую ситуацию Россия может, но не обязана, — считает он. — Достаточно того, что мы проявили себя самым ответственным участником рынка, взвалив на свои плечи основной груз по сокращению добычи в момент самого глубокого падения спроса, вызванного пандемией. Сокращения России в рамках действующей сделки ОПЕК+ по отношению к ее экспорту в два раза больше сокращения Саудовской Аравии».
«Вопросы вызывает сам принцип соглашения ОПЕК+, опирающийся на уровень внутренней добычи, — добавляет эксперт. — Точкой отсчета справедливого соглашения по обеспечению рыночного баланса должна служить не добыча, а объем экспорта. В конце концов, ОПЕК — организация стран-экспортеров, а не стран-производителей нефти».
«Даже если согласиться с цифрами Саудовской Аравии, — продолжает Крутаков, — сокращение добычи на 2,5 млн б/с составляет 27% от объема экспорта. Российские же 2,5 млн б/с — это 48% экспорта. Дело в том, что собственное потребление нефтепродуктов Саудовской Аравией составляет всего 1,5-2,0 млн б/с, а внутренний рынок России достигает 5 млн б/с. В итоге при равных на бумаге объемах сокращения добычи на экспортных рынках Россия несет почти в два раза большие потери, чем Саудовская Аравия».
Для понимания ситуации, российский экспорт в апреле составлял 5,189 млн б/с, а саудовский — 9,4 млн б/с. При этом мировой рынок заинтересован, прежде всего, в сокращении именно экспортных объемов. Эр-Рияд же сокращает бумажную добычу и требует от других участников пропорционального, но уже небумажного сокращения. Подчеркнем также, что саудиты сохраняют существенные скидки на нефть, продолжая политику экспансии на рынке Европы и Китая.

Ситуация, которая поставила мировой рынок на край пропасти, возникла не из-за России, подчёркивает Крутаков.

«Её сформировали саудиты, в одностороннем порядке выйдя из предыдущего соглашения ОПЕК+, выбросив на рынок огромный объем нефти из своих резервов и опустив официальную цену на свою нефть ниже рынка. Своё экспортное преимущество Эр-Рияд реализует, продолжая политику экспансии на ключевых рынках, демпингуя и увеличивая объемы экспортируемого товара», — говорит он.
«Сегодня более 50 млн барр. саудовской нефти следуют к берегам США, угрожая обвалом американской нефтегазовой промышленности. И это совсем не шутки. Согласно подсчетам PricewaterhouseCoopers, нефтегазовая отрасль США прямо и косвенно обеспечивает работой 10,34 млн человек (5,6% трудоспособного населения страны).Через 5 месяцев в Америке выборы. России надо просто дождаться, когда Трамп снимет трубку и еще раз «поговорит» по телефону с саудовским королем или наследным принцем», — резюмирует Крутаков.

Source

Добавить комментарий

Будет полезно знать

Обречена ли «Большая нефть» на судьбу «Большого угля»Обречена ли «Большая нефть» на судьбу «Большого угля»

До 2020 года “пророков”, предрекавших скорый конец нефтяной индустрии, никто не принимал всерьез. Однако пандемия коронавируса и беспрецедентный ущерб, который она нанесла мировой экономике вообще и нефтяному рынку в частности,

Эксперты: цена нефти Brent может скорректироваться до $33-35 после триумфа ОПЕК+Эксперты: цена нефти Brent может скорректироваться до $33-35 после триумфа ОПЕК+

По мнению специалистов, рост стоимости нефти в последние недели объясняется скорее активностью спекулянтов Цена нефти Brent, достигшая в начале июня $42 за баррель на новостях о сокращении добычи странами ОПЕК+,

ВТБ увидел в оспаривании сделки «Лукойла» и «Открытия» угрозу инвестклиматуВТБ увидел в оспаривании сделки «Лукойла» и «Открытия» угрозу инвестклимату

Оспаривание Федеральной антимонопольной службой (ФАС) и Центробанком покупки «Открытие холдингом» у «Лукойла» «Архангельскгеолдобычи» (АГД) за $1,45 млрд в 2017 г. угрожает инвестиционному климату в России, следует из заявления ВТБ. Госбанк