support@oilman.by

Повышение коэффициента извлечения нефти увеличит добычу в Югре

Югра, несмотря на продолжающийся спад добычи, остается локомотивом нефтяной отрасли страны. Много ли еще в недрах региона? Как идет разработка трудноизвлекаемых запасов? Эти и другие вопросы корреспондент «РГ» задал заслуженному геологу РФ, профессору института нефти и газа Югорского госуниверситета Станиславу Кузьменкову.

О неизбежном снижении добычи в Югре эксперты предупредили еще до наступления отрицательного тренда. Предсказания и реалии совпали?
Станислав Кузьменков: В 2007 году Научно-аналитический центр рационального недропользования имени Шпильмана спрогнозировал динамику добычи нефти в Югре до 2030 года. Рассматривались два варианта — оптимистический и наиболее вероятный. Реалистичным эксперты признали второй, заложенные в нем показатели были учтены в стратегии социально-экономического развития страны на период до 2030 года. Мы видим, что прогноз полностью оправдался, в том числе на 2019 год, когда было добыто чуть более 236 миллионов тонн.
А что не дает поднять планку выше?
Станислав Кузьменков: Факторов сдерживания немало. Один из них, всем понятный, — низкая цена барреля. Другой — снижение качества запасов, влекущее повышение себестоимости работ. С другой стороны, очевидна отдача от компенсационных действий. Мы наблюдаем значительный рост объема эксплуатационного бурения, неплохие темпы ввода в эксплуатацию новых добывающих скважин, эффективность мероприятий по повышению нефтеотдачи пластов. Свою роль играют своевременная подготовка и передача недропользователям перспективных участков, ввод в разработку новых месторождений, различные инструменты господдержки компаний ТЭК.
Посмотрим, как нефтяники используют эксплуатационный фонд скважин. На начало января их насчитывалось в регионе свыше 86 тысяч. В 2019-м число действующих скважин увеличилось до 79,5 тысячи (прирост 1400), а неработающих уменьшилось почти на 500. При этом среднесуточный дебит новых добывающих скважин в предыдущем году превысил аналогичный показатель 2018-го на две тонны. Тенденция радует.
Доля трудноизвлекаемых запасов в среднем по региону равна 60 процентам
За счет современных методов увеличения нефтеотдачи и интенсификации добычи в округе дополнительно добыто 38,7 миллиона тонн нефти. Доля этой прибавки в совокупном объеме извлеченного сырья достигла 16 процентов. Наиболее эффективные методы: бурение горизонтальных скважин, зарезка боковых стволов, гидроразрыв пласта (ГРП) различных модификаций.
В некоторых странах ГРП запрещен как метод, приводящий к загрязнению водоносных горизонтов. Для Югры такой угрозы нет?
Станислав Кузьменков: Нет, потому что у нас совсем другая геология. Гидроразрывы проводятся в пластах на глубинах от 1500 до 2700 метров. Над ними залегает мощная, регионально выдержанная толща, преимущественно глинисто-аргиллитовая. Она служит флюидоупором. Многолетние наблюдения за доставшимся с прошлого века фондом старых геологоразведочных скважин свидетельствуют: даже спустя 50-60 лет «прорывы» флюидов на поверхность единичны. Их быстро устраняют специализированные службы.
При проведении ГРП нефтяники соблюдают жесткие технологические и экологические требования. В Югре применяют стандартный, сложнопрофильный, большеобъемный, многостадийный гидроразрыв, другие его виды. На одну скважинную операцию он обеспечивает дополнительную добычу нефти от полутора до пяти тонн. ГРП безальтернативен, без него не обойтись при разработке ТРИЗов — трудноизвлекаемых запасов.
Какова доля ТРИЗов ныне?
Станислав Кузьменков: Около 60 процентов в среднем по региону. У некоторых компаний достигла уже 75-80.
Один из ваших тюменских коллег заявил: «В 2019 году Россия добыла 560,2 миллиона тонн нефти — больше, чем годом ранее. Зачем же нам заниматься тяжелой нефтью, если еще «легкие» месторождения не все разработали? Для создания резерва! Да, затраты большие, но это стратегически важно». Что вы на это скажете?
Станислав Кузьменков: Не займемся вплотную ТРИЗами сейчас — наступит время, когда решать связанные с ними проблемы будет уже поздно, в том числе из-за дефицита средств на разработку новых технологий. Необходимо также помнить, что от идеи до опробования и внедрения технологии в производство проходят обычно десятилетия. Поэтому альтернативы развитию так называемых третичных методов повышения нефтеотдачи нет.
По поводу перспектив освоения баженовских горизонтов настроения у промысловых предприятий и исследователей не раз менялись . Каков ваш взгляд на ТРИЗы бажена?
Станислав Кузьменков: Смотрю с определенным оптимизмом, но без розовых очков. Для начала сравним ресурсную базу Югры в целом и ресурсы баженовско-абалакского комплекса.
По данным окружного департамента недропользования и природных ресурсов, извлекаемые запасы нефти распределенного фонда недр промышленных категорий по состоянию на начало 2019 года оценивались в 12 миллиардов тонн. Из них сегодня нерентабельны для добычи свыше 3,5 миллиарда.
С 1964 года в Югре добыто 12 миллиардов тонн со средним показателем коэффициента извлечения нефти (КИН) 0,23. То есть всего 23 процента от поставленных на официальный баланс запасов! Оставшиеся три четверти, хотя и находятся на территории с развитой инфраструктурой по добыче и транспортировке сырья, на сегодня недоступны. Согласно расчетам сотрудников центра имени Шпильмана, увеличение КИНа лишь на 0,1 позволит поднять на поверхность еще четыре миллиарда тонн.
По оценкам экспертов, геологические ресурсы нефти в пластах баженовской свиты и ее возрастных аналогов на месторождениях региона составляют одиннадцать миллиардов тонн, извлекаемые — 3,13 миллиарда. В 2019 году из отложений свиты добыто 540,6 тысячи тонн, а накопленная добыча за весь период их разработки не превысила и 20 миллионов тонн. Ничтожно мало по сравнению с 12 миллиардами, которые дала Югра за всю историю освоения западносибирской кладовой. КИН у «баженовки», замечу, очень низкий — менее 0,06. Но это сейчас, когда идет поиск оптимальных технологий, в дальнейшем коэффициент должен стать намного выше.
Успех невозможен без прорывных ноу-хау, а они появятся только при кооперации федеральных и региональных институтов власти, научно-исследовательских структур, бизнеса в лице ведущих добывающих и сервисных компаний ТЭК, а также производителей оборудования. На созданный в Югре технологический центр «Бажен» возлагаются большие надежды.
Не лишится ли Югра лет через десять статуса главного региона нефтедобычи в РФ?
Станислав Кузьменков: По величине ресурсной базы ей нет равных. Она несравнимо больше, чем в Восточной Сибири, на Ямале. По оценкам Всероссийского научно-исследовательского геологического нефтяного института, в нашем регионе сосредоточено 57 процентов текущих извлекаемых запасов. Здесь открыто свыше 480 месторождений, в разработке чуть больше половины. Еще ни одно, где добыча была развернута в 60-70-годы ХХ века, не выведено из эксплуатации. Вывод однозначен — Югра будет еще долгие годы основной базой нефтедобычи и полигоном для разработки и внедрения новых технологий по работе с ТРИЗ.
Для успешного формирования новых баз нефтедобычи, сопоставимых с западносибирской, необходимы уникальные и крупные залежи. Их не обнаружить без развертывания масштабной геологоразведки. Обеспечить такую можно было в годы, когда программа геологоразведочных работ финансировалась за счет отчислений на воспроизводство минерально-сырьевой базы. Этот механизм, к сожалению, отменен. В Югре с 2010 года подготовка запасов не превышает добычу, а за счет поисково-разведочного бурения их прирост составляет не более 50-60 миллионов тонн в год. Это связано с низкой активностью лицензирования фонда недр, а также обеспеченностью крупных компаний запасами не на одно десятилетие.
4 сентября выходит спецвыпуск «РГ» «Нефть и газ», приуроченный к форуму в Тюмени. Из него вы сможете узнать о последних изысканиях в отрасли.

Source

Добавить комментарий

Будет полезно знать

Как разрабатывали секретное месторождение нефти в РоссииКак разрабатывали секретное месторождение нефти в России

Воспоминания очевидцев о грандиозной стройке на Самотлоре В Западной Сибири 55 лет назад советские геологи открыли легендарное Самотлорское нефтяное месторождение — крупнейшее на сегодняшний день в Российской Федерации и седьмое по объемам запасов сырья в мире. Это открытие и последующее

Поиск нефти в карбонатном девоне: от «муравейников» до «ловушек»Поиск нефти в карбонатном девоне: от «муравейников» до «ловушек»

Компанией «Татнефть» получен патент на новый способ поиска нефтесодержащих пластов в коллекторах карбонатного девона. Бурение нескольких кустов скважин на Бавлинском месторождении подтвердило наличие нефтяных ловушек. Об этом пишут «Нефтяные вести»

Человек-легенда (памяти Валерия Грайфера)Человек-легенда (памяти Валерия Грайфера)

Этапы большого пути Звезда Валерия Грайфера взошла рано — родившийся в 1929 году в Баку, тогдашней «нефтяной столице» Советского Союза, и окончивший в 1952 году Московский нефтяной институт имени И.М.