@OilManBy support@oilman.by

Политика декарбонизации в Европе уронит экспорт нефти и газа из России

Новостей, как всегда, две. Начнем с неприятной: в 2023 году Европейский союз планирует ввести углеродное налогообложение импортной продукции из тех стран, где превышены выбросы парниковых газов.

По мнению экспертов, по этой причине потери российского экспорта в 2025-2030 годах могут составить 33 миллиарда долларов. Не потому, что страна бездумно сжигает неимоверное количество углеводородов. Просто Старый Свет — самый крупный регион сбыта наших товаров, на него приходится более 40 процентов экспорта. Только в прошлом году Россия отправила в страны ЕС продукции на 189 миллиардов долларов, а за 10 месяцев нынешнего года — на 111 миллиардов долларов.
Новость условно оптимистичная: сужение круга декарбонизируемых отраслей до одной делает задачу вполне решаемой, а ситуацию — управляемой. Ведь говоря о декарбонизации экономики, мы подразумеваем, прежде всего, озеленение энергетики. Ибо для производства почти всех вещей на земле требуется электричество: стоит только уменьшить выбросы СО2 в генерации, продукт автоматически получит статус безуглеродного.
«Зеленеть» можно опять-таки двумя путями, и благоразумнее всего их совместить: развивая возобновляемые источники энергии, на долю которых в первичном потреблении энергии в нашей стране приходится всего полпроцента, и другую чистую генерацию (атомные и гидроэлектростанции), а также модернизируя теплоэлектростанции (доля — более 60 процентов), благо современные технологии позволяют сделать их практически бездымными.
В начале ноября президент РФ подписал указ «О сокращении выбросов парниковых газов»: к 2030 году их объем не должен превышать 70 процентов от уровня 1990 года. Документ предполагает стимулирование компаний к внедрению низкоуглеродных политик. А для компенсации выбросов, которых невозможно избежать, предусмотрено увеличение площади лесов и внедрение других климатических проектов.
Для сохранения экосистемы планеты энергетики должны способствовать декарбонизации
Учитывая актуальность темы, только в нынешнем декабре прошло несколько онлайн-конференций по теме декарбонизации энергетики. Так, под эгидой Российской энергетической недели, которую в этом году пришлось отменить по понятным причинам, компания «Сименс Энергетика» организовала встречу в гибридном формате «Декарбонизация как главный тренд и обязательное условие устойчивого развития энергетики».
«Для сохранения экосистемы планеты энергетики должны способствовать декарбонизации и устойчивому развитию. Россия имеет колоссальный потенциал для развития возобновляемой и водородной энергетики, одновременно выступая надежным поставщиком нефти и газа в ЕС», — отметил вице-президент «Сименс АГ» Кристиан Брух.
«Декарбонизация сейчас находится на повестке дня всех энергетических форумов. У России есть свои планы по развитию новых видов энергии и новых видов топлива. Тем не менее многие из них, например водородная энергетика, — это пока перспектива, а у нашей страны есть реальные и «зрелые» виды топлива: нефть и газ. Главное — найти баланс: не преуменьшать роль углеводородов и не опоздать с поиском новых технологий получения энергии», — считает замминистра энергетики России Антон Инюцын.
«В нынешнем году исполняется сто лет плану ГОЭЛРО. И сейчас самое время для очередных прорывных решений, которые приведут нас в новую энергетику и новое социальное устройство нашей жизни», — согласился с коллегой другой замглавы минэнерго Евгений Грабчак.
Задачи устойчивого развития решаются на глобальном уровне компаниями и организациями всех типов. Так, банки и инвесторы устанавливают строгие правила финансирования компаний и проектов. Многие банки прекратили финансирование проектов по добыче угля и бурению нефтяных скважин в национальном арктическом заповеднике США.
К концу года ЕС разработает классификацию видов экономической деятельности, которые могут считаться устойчивым развитием бизнеса. И Европейский инвестиционный банк в ближайшее десятилетие планирует вложить в устойчивое развитие 1 триллион евро. «В 2013 году банк уже прекратил финансирование угольных ТЭС путем введения порога эмиссии на уровне 550 граммов СО2 на один киловатт/час. Со следующего года банк прекратит финансирование проектов с уровнем выбросов более 250 граммов СО2 на 1 кВт/ч. Газовым ТЭС придется использовать как минимум 50 процентов водорода в топливной смеси, чтобы не превысить это ограничение», — рассказал вице-президент «Сименс Энергетика АГ» по региону Европа Вилли Майкснер.
«Несмотря на многочисленные протесты нефтяников, ученые видят связь между прогрессирующими выбросами углерода и разрушением окружающей среды, — продолжил герр Майкснер. — Замедление глобального потепления может быть достигнуто с помощью декарбонизации. Уровень глобального потепления должен быть значительно ниже 20С, на которые он поднялся за время промышленной революции. Крупнейшим источником выбросов является энергетический сектор. На энергетику приходится 68 процентов мирового объема выбросов. Существуют различные пути достижения климатических целей. Большинство из них основаны на сокращении антропогенных выбросов на 45 процентов к 2030 году по сравнению с 2010-м и достижении углеродной нейтральности к 2050 году. По прогнозу Международного энергетического агентства, достижение этих целей потребует значительных усилий. Например, снижение выбросов на 40 процентов к 2030 произойдет, если безуглеродные источники энергии обеспечат 75 процентов мирового производства энергии (сейчас — 40) и больше половины всех легковых автомобилей на земле будут на электротяге (сейчас 2,5 процента). Как видим, только одна отрасль — энергетика — может существенно изменить к лучшему климатическую ситуацию в мире».
Доступное энергоснабжение является основой экономического роста и процветания
При этом, считает топ-менеджер «Сименс Энергетика АГ», ответственность за декарбонизацию энергетики должны нести все страны мира. В вопросах спасения планеты не может быть исключений, оправданий и задержек. На Китай, США, ЕС и Индию в совокупности приходится более половины всех мировых выбросов. На извечный вопрос, что делать, однозначного ответа не существует. Здесь есть четыре варианта развития событий в зависимости от состояния энергетик в разных странах и приоритетных топлив для генерации.
Например, ярые «зеленисты» (Германия, Великобритания, Австралия и др.) развивают технологии улавливания углерода и форсируют ВИЭ, разрабатывают решения для хранения энергии. Скажем, Швеция намерена прекратить выбросы парниковых газов не позднее 2045 года, а потом и вовсе добиться отрицательного баланса выбросов.
Политика «традиционалистов» (Польша, Чехия, Мексика) строится исключительно на одном принципе обеспечения высокой рентабельности. Поэтому все усилия по сокращению выбросов, развитию ВИЭ должны соответствовать этому критерию. Стимулом к сокращению выбросов здесь является экономически целесообразный переход с угля на газ.
Страны с дефицитом энергии стремятся расширять свою инфраструктуру и удовлетворять спрос, связанный с быстрым развитием (Индия, Индонезия, Китай). А также решать проблему пиковых нагрузок за счет инвестиций. Учитывая интерес инвесторов к зеленым технологиям, там растет спрос на ВИЭ и гибридные решения. При этом совокупная мощность угольной энергетики КНР к концу 2025 года составит около 1250 ГВт, что на 200 ГВт больше, чем сейчас. Тем не менее осенью этого года Си Цзиньпин поставил перед страной амбициозную цель: ограничить выбросы к 2030 году и достичь углеродной нейтральности к 2060-му.
«И, наконец, страны-экспортеры энергии. Обладают обширными первичными энергоресурсами, которые являются основой их экономики. У них также очень хороший потенциал для развития ВИЭ, который позволит в будущем значительно снизить стоимость производства зеленой энергии. Они стремятся заменить ископаемое топливо экологически чистым топливом. Уделяют основное внимание оптимизации экспортной прибыли. Россия является надежным партнером Европы по поставкам нефти и газа. Также Россия может стать мировым лидером в области производства и экспорта водорода. Главное помнить: правильный экологический курс в энергетике приводит к экономическим преимуществам. Мы можем помочь окружающей среде, не ставя под угрозу доступность энергии и безопасность. Ведь доступное энергоснабжение является основой экономического роста и процветания», — резюмировал Вилли Майкснер.
Кстати
Две страны мира — Суринам и Бутан — уже достигли цели углеродной нейтральности благодаря низкой плотности населения, слабому развитию промышленности вкупе с обширным лесами. Шесть стран приняли законодательство о нулевом выбросе: Швеция, Дания, Великобритания, Франция, Венгрия и Новая Зеландия. Испания, Чили и Фиджи разрабатывают законопроекты о достижении нулевого уровня выбросов. Всего около 100 стран мира ведут антиуглеродные стратегии.

Фото: Инфографика «РГ» / Антон Переплетчиков / Ирина Фурсова

Source

Добавить комментарий

Будет полезно знать

Путин обсудил с премьером Ирака ситуацию в Сирии и стабилизацию рынка нефтиПутин обсудил с премьером Ирака ситуацию в Сирии и стабилизацию рынка нефти

Кроме того, стороны дали позитивную оценку достигнутым при участии России и Ирака договоренностям в формате ОПЕК+ Президент России Владимир Путин обсудил по телефону с премьер-министром Ирака Мустафой Каземи взаимодействие для

Швейцарская ProtonEnergy прекращает поставки нефтепродуктов в Украину с 1 апреляШвейцарская ProtonEnergy прекращает поставки нефтепродуктов в Украину с 1 апреля

Швейцарская трейдерская компания Proton Energy Group S.A. прекращает поставки нефтепродуктов в Украину с 1 апреля, сообщил в понедельник enkorr со ссылкой на соответствующее письмо компании своим украинским контрагентам. «С глубоким

ФАС предложила обсудить отмену запрета импорта топлива или сокращения сроков этого моратория — ХанянФАС предложила обсудить отмену запрета импорта топлива или сокращения сроков этого моратория — Ханян

Федеральная антимонопольная служба (ФАС) предложила обсудить отмену запрета импорта топлива или сокращения сроков действия этого моратория, заявил в интервью «Интерфаксу» начальник Управления регулирования топливно-энергетического комплекса и химической промышленности ФАС Армен