@OilManBy support@oilman.by

Кончается нефть? Вырастим

Статья в Nature о производстве цианобактериями мирового океана ежегодно 300 млн тонн углеводорода пентадекана, одного из основных составляющих дизельного топлива, позволяет с философским спокойствием относится к данным о снижении запасов мировых нефтегазовых мейджеров. Кончается нефть? Вырастим.
Запасы мейджоров (международных нефтяных компаний, МНК) сокращаются, предупреждает Сирил Виддерховен (Cyril Widdershoven) на основании данных Ситибанка (Citibank). По данным Citi, общие средние запасы МНК сократились на 25% с 2015 года, при этом резервы по отношению к годовой добыче составляет менее 10 лет. В своей аналитической записке Ситибанк назвал сокращение резервов МНК «надвигающейся проблемой».
Предлагаются четыре причины такой ситуации: низкие цены на нефть, сокращение кредитования банками проектов ископаемого топлива, перенаправление компаниями денежных потоков на выплаты акционерам и выкуп акций, а также начавшийся энергопереход, на который нужны миллиарды. Парадокс в том, что для инвестирования энергоперехода МНК нужно много денег, которые можно получить только за счет нефти и газа. Как заявил Citibank высокопоставленный сотрудник одной компании «Черное платит за зеленое» – на энергопереход тратится 80% денежного потока от операций (cash flow from operations, CFFO), генерируемого нефтегазовой деятельностью. При этом ожидается, что к 2030 году этот показатель не будет ниже 70%, добавил сотрудник.
Верить этим цифрам не следует, сказано явно сгоряча. Недавно руководитель ExxonMobil Даррен Вудс в преддверии состоявшегося 3 марта Дня инвестора сообщил, что в 2022-2025 гг. 90% инвестиций компании будет направлено в добычу и увеличение запасов. Вложения в захват углерода (CCS) тоже, естественно, вырастут… с 1 до 3% капвложений.
Выбирая между ВИЭ и акционерами, мейджеры выбрали акционеров. ExxonMobil, Chevron BP, Total и Shell заработали в 2020 году 20,5 млрд долларов, а потратили на выплаты акционерам 49,9 млрд долларов.
Солнце и ветер не приносят прибыли
Вложения в ветер и солнце пока не приносят достаточной прибыли. Например, в Германии владелец сотни ветрогенераторов Хорст Менгельс демонтировал три турбины, объяснив, что он больше не может экономно их эксплуатировать из-за истечения срока выплаты субсидий. В прошлом году в Германии было построено всего 200 новых ветряных турбин, при текущих темпах отключенных турбин будет больше, чем добавляется новых.
Показательно, что подразделение Simens по ветрогенераторам Simens Gamesa показало в прошлом году убыток почти в 919 млн евро.
А вот цифры итальянской Eni. Компания объявила о стремлении стать углеродо-нейтральной к 2050 году, но добыча углеводородов вырастет к 2024 году с 1,7 до 2 млн баррелей нефтяного эквивалента в день. К 2024 году Eni потратит 7,9 млрд евро (9,58 млрд долларов) на свой «зеленый» бизнес, заявил глава компании Клаудио Дескальци, а на разведку и добычу за тот же период – 18 млрд евро (21,8 млрд долларов) – в два раза больше. И это логично: по словам Дескальци, внутренняя норма доходности (IRR) для реализуемых проектов по разведке и добыче составляет 18%, а IRR без заемных средств для проектов возобновляемой энергетики составляет от 6% до 9%. С заемными средствами будет еще раза в два ниже. Для бизнеса IRR меньше 15% – благотворительность.
«Насквозь зеленые» западные нефтегазовые компании ничуть не собираются сворачивать добычу углеводородов, а разговоры о прекращении финансирования нефтянки – розовая картинка для СМИ и политиков. «Нефть и капитал» со ссылкой на доклад «Banking on Climate Chaos 2021» приводит такие цифры: за пять лет со времени подписания Парижского соглашения по климату в апреле 2016 года 60 крупнейших мировых банков инвестировали в отрасль ископаемого топлива $3,8 трлн.
В США все в порядке
Вернемся, однако, к графикам запасов, которые мы приводим по материалу Рона Паттерсона.
Рон приводит следующую оценка общих запасов в США.
Рисунок показывает, что с запасами в штатах все в порядке: в 1977 году отношение запасы/добыча составляли 11,1 года, а в 2019 – 10,6 года.
С газом дела обстоят еще лучше: было 10,4 года, стало – 13,2 года.
У мейджоров ситуация с запасами тоже вполне удовлетворительная.
British Petroleum
BP сохранила стабильную RR по нефти на уровне около 100%, c газом дела похуже.
Тонко чувствуя линию партии, BP в феврале прошлого года объявила о намерении стать «углеродно-нейтральной» (net zero) к 2050 году «или раньше». Новый генеральный директор Бернард Луни заявил тогда: «Мы ожидаем, что со временем будем больше инвестировать в низкоуглеродные предприятия — и меньше в нефть и газ. Цель состоит в том, чтобы разумно вкладывать в бизнес, где мы можем увеличивать стоимость, развиваться в большом масштабе и обеспечивать конкурентоспособную прибыль».
Замечательно, только «обеспечивать конкурентоспособную прибыль» с помощью низкоуглеродных инвестиций невозможно. Поэтому мы наблюдаем забавную ситуацию: громко для СМИ – об инвестициях в net zero, тихо в отчетах для акционеров – инвестиции в нефтегаз.
У Chevron запасы начали сокращаться с 2017 года, но компания полна решимости продолжать добывать нефть и газ, одновременно сокращая выбросы (как же без этого).
В марте нынешнего года на ежегодном собрании инвесторов Chevron Corporation Майкл Вирт, председатель и главный исполнительный директор Chevron объявил о планах вдвое увеличить рентабельность вложенного капитала к 2025 году и наращивать свободный денежный поток более чем на 10% в год. Вирт подтвердил прогноз на 2021-2025 годы по органическим капитальным и разведочным затратам в размере от 14 до 16 миллиардов долларов.
Кроме обещания к 2028 году снизить углеродоемкость на 35% Chevron запустила свой второй Future Energy Fund с первоначальным обязательством в размере 300 млн долларов (!!!) и объявила о новом партнерстве в области биоэнергетики в Калифорнии с Schlumberger и Microsoft, которое квалифицируется как углеродно-отрицательный.
Exxon Mobil преуспела в добыче нефти, R/P и RR, но имеет худшие показатели из четырех (возможно, равные Shell) по газу.
Коэффициенты замещения зашкаливают, пишет Рон Паттерсон, но колеблются от 3000% до -3000%. При такой нестабильности трудно понять, как акционеры видят развитие капитала в будущем. Как и другие крупные компании, Exxon Mobil сохранила коэффициент замещения нефти почти на уровне 100% (сейчас он падает), но открытия природного газа были намного ниже и падали быстрее, и в прошлом году было отмечено заметное снижение,
Shell
Shell удалось сохранить добычу, но сейчас показатели R/P падают довольно быстро, хотя, возможно, в меньшей степени для сырой нефти.
Коэффициенты замещения органических веществ неуклонно снижаются, а для сырой нефти и природного газа в среднем ниже 100%, а в прошлом году оба показателя были отрицательными.
В целом запасы Shell, по мнению Паттерсона, кажутся наихудшими по сравнению с крупными компаниями и демонстрируют ускоряющееся снижение с 2016 года. Возможно, компания все еще настроена погасить долг за счет изменения структуры активов, что объясняет, почему компания так стремится перейти на возобновляемые источники энергии и поддерживает ожидания пика добычи нефти.
Суммарные запасы и добыча мейджеров
Добыча на графике на уровне 5 Гбнэ составляет от 8 до 9% от общемирового объема.
В целом колебания добычи мейджоров за последние 15 лет некатастрофичны. Даже снижение добычи в 2020 году близко к общему падению мировой добычи.
Власть уходит от МНК
По мнению аналитиков Citi, есть две отдельные группы международных нефтяных компаний, шесть из которых имеют резервы на примерно 10,5 лет, и три – с резервным сроком службы около восьми лет. В первую группу входят Total, BP, Chevron, ENI, ConocoPhillips и ExxonMobil. Вторая группа состоит из Repsol, Equinor и Shell.
Следует также оценить геополитические факторы, приводящие к снижению резервов МНК. Вследствие политики нулевого уровня происходит постепенный сдвиг в инвестициях. МНК из-за падающих резервов и необходимости снизить риски своих портфелей теперь не могут использовать новые возможности с такой же напористостью, как когда-то. Инициативы в области экологически чистой энергии, инвестиции в проекты ESG и цели в области устойчивого развития – все это оказывает прямое негативное влияние на МНК и их способность поддерживать запасы и производство. 
Одним из основных последствий этого развития является то, пишет Сирил, что пока МНК изо всех сил пытаются поддержать производственные запасы на месте, национальным нефтяным компаниям (ННК) удалось сохранить свои впечатляющие резервы. У Aramco, ADNOC, IOC и NOC коэффициенты отношения запасов к добыче превышают 25 лет. Если добыча МНК будет заторможена, существенно возрастет спрос на нефть ННК.
Прибыль на баррель также является серьезным инвестиционным вопросом, поскольку МНК изучали более сложные условия, такие как глубоководные, шельфовые, арктические или сланцевые, в то время как у ННК все еще есть значительные запасы традиционных ресурсов. Маржа на баррель у Aramco по сравнению с Shell демонстрирует четкую картину. Инвестиции или финансирование будущих разработок или производственных мощностей ННК будут намного более привлекательными. Власть явно уходит от МНК, эмоционально восклицает Сирил.
Глобальные поставки углеводородов обеспечивают безопасность для любых экономик, не добывающих углеводороды, но эта система сейчас находится под угрозой. Риски энергетического перехода все еще не до конца оценены, но вариант глобального энергетического рынка, который на сегодня находится в большой зависимости от МНК, вряд ли будет оптимальным решением. Энергетическая стабильность должна поддерживаться такой структурой рынка, в которой МНК и ННК работают вместе для поддержания равновесия. Без резервов свыше 10 лет эта стабильность находится под угрозой.
Невозможно не согласиться с этим выводом Сирила Виддерховена, и пока нет никаких оснований для паники. Согласно анализу Rystad Energy, в прошлом году найденные ресурсы превышают 8 млрд баррелей нефтяного эквивалента (БНЭ) и, по прогнозам, составят около 10 млрд БНЭ. Около 3,75 млрд баррелей БНЭ, или 46% от общих обнаруженных объемов, приходится на газ, тогда как объемы найденных жидких углеводородов оцениваются в 4,31 млрд БНЭ, что более чем на 70% выше мировой добычи в 2020 году.
Не забудем еще про возможность добычи солярки с помощью цианобактерий.
Подробнее об ИРТТЭК: http://irttek.ru/
Институт в ТГ: https://t.me/irttek_ru

Source

Добавить комментарий

Будет полезно знать

«Татнефть» централизовала 47 лабораторий по проверке качества нефти«Татнефть» централизовала 47 лабораторий по проверке качества нефти

…И готова оказывать услуги «Транснефти». «Татнефть» значительно снизила затраты и повысила рентабельность работы благодаря повышению эффективности химико-аналитических лабораторий. Компания стала получать дополнительную выручку от предоставления услуг независимым нефтяным компаниям. Об

Мониторинговый комитет ОПЕК+ подведет итоги крупнейшего в истории сокращения добычи нефтиМониторинговый комитет ОПЕК+ подведет итоги крупнейшего в истории сокращения добычи нефти

С августа ограничения смягчились, но у некоторых стран, не полностью выполнивших свои обязательства в мае — июле, остались долги Министры мониторингового комитета ОПЕК+ на онлайн-заседании в среду рассмотрят итоги сокращения

«Подарок рынку»: почему страны ОПЕК+ пошли навстречу России«Подарок рынку»: почему страны ОПЕК+ пошли навстречу России

РФ увеличит производство нефти на фоне крупного снижения добычи в Саудовской Аравии Россия смогла добиться увеличения нефтедобычи в рамках сделки ОПЕК+, что будет компенсировано добровольным сокращением со стороны Саудовской Аравии