@OilManBy support@oilman.by

Глава ФСЭГ: Уровень потребления газа восстановится к 2022 году

Уходящий год оказался не самым лучшим для газового рынка — снижение спроса из-за двух подряд теплых зим усугубилось пандемией, а падение цен оказалось рекордным за много лет. При этом газ продолжают называть наиболее перспективным энергоресурсом будущего — доступным, экологически чистым, а теперь еще и мобильным благодаря развитию торговли сжиженным природным газом (СПГ).

О том, можно ли управлять газовым рынком, как это делает ОПЕК на нефтяном, и означает ли развитие производства СПГ крах для экспортеров трубопроводного газа, в интервью «Российской газете» рассказал глава «Форума стран — экспортеров газа» (ФСЭГ) Юрий Сентюрин.
Произошедший кризис на газовом рынке был следствием пандемии или она стала лишь его катализатором?
Юрий Сентюрин: Уже к концу 2019 года в газовой отрасли предложение устойчиво опережало спрос. Причина в общем замедлении темпов экономического роста и серьезном избытке мощностей по сжижению природного газа. Свою роль также сыграли две подряд теплые зимы в Северном полушарии. Пандемия и связанные с ней карантины лишь усилили уже существующие тенденции, добавив к действующим негативным факторам еще и снижение спроса на газ. При этом, по нашей оценке, последствия COVID-19 для мирового газового рынка будут не такими глобальными, как для нефтяного, в силу неоднородности в структуре потребления природного газа в различных регионах и странах.
Когда можно ожидать восстановления спроса на газ? Насколько он пострадал в сравнении с другими энергоресурсами?
Юрий Сентюрин: Из-за общего экономического спада мировое потребление газа в 2020 году может сократиться от 2,8 до 3,5%. Но пандемия еще не побеждена, поэтому мы рассматриваем и более пессимистический сценарий с пятипроцентным снижением. После высокого прироста на 4,9% в 2018 году в следующем году он увеличился лишь на 1,9%. Тем не менее по итогам 2019 года рост спроса на газ стал вторым после возобновляемых источников энергии (ВИЭ), что привело к увеличению его доли в мировом энергобалансе до исторического максимума в 23%. Даже сейчас по сравнению с другими ископаемыми видами топлив газ демонстрирует большую устойчивость на фоне COVID-19. Падение спотовых цен повысило его конкурентоспособность в сравнении, например, с углем и способствовало замещению последнего. А снижение использования газа в коммерческом секторе отчасти компенсируется ростом спроса со стороны домохозяйств из-за перехода большого количества людей на удаленный режим работы.
За девять месяцев 2020 года из-за пандемии европейский импорт по трубопроводам снизился на 17%
По нашим прогнозам уровень потребления 2018 года может восстановиться уже в следующем году, а показатель 2019 года будет достигнут к 2022 году. Очень многое зависит от развития ситуации с пандемией и, как следствие, длительностью и жесткостью карантинных ограничений на ключевых рынках. Немаловажную роль сыграет то, какой окажется предстоящая зима.
Когда цены на газ перейдут к росту?
Юрий Сентюрин: На сырьевой рынок оказала большое влияние ситуация, связанная с резким падением котировок нефти этой весной. Цены на природный газ к июню этого года достигли своих исторически минимальных значений. Также сократилась разница между котировками в различных регионах — Азии, Европы, Америки. Спотовые цены на газ на азиатских и европейских рынках в первом полугодии 2020 года оказались более чем на 50% ниже, чем годом ранее. По нашим расчетам средняя цена на основных мировых хабах — американском Henry Hub и британском NBP — по итогам 2020 года не превысит отметку в 3,5 доллара за 1 млн БТЕ (британская тепловая единица. 1 млн БТЕ — около 27 кубометров газа. 128 долларов за 1 тыс. кубометров. — «РГ»). В 2021 году прогнозируется восстановление цен до уровня 4-5 долларов за 1 млн БТЕ. Но в краткосрочной перспективе восстановление уже началось, чему способствует сезонный фактор. По итогам октября цена газа на голландском хабе ТТF выросла на 40% по сравнению с прошлым годом и составила 4,8 доллара за млн БТЕ. В Азии цена на хабе JKM составила 7 долларов за млн БТЕ, что на 12% выше, чем в предыдущем году. Средняя цена в США на Henry Hub по итогам октября была на 25% выше, чем в прошлом месяце.
Можно ли сказать, что из-за пандемии трубопроводные поставки пострадали больше, чем торговля СПГ?
Юрий Сентюрин: Коронавирус утвердил тренд на активное продвижение СПГ на газовом рынке, но это совсем не означает конец эпохи трубопроводных поставок. Просто темпы их роста будут ниже, чем у СПГ. По нашим прогнозам торговля СПГ после рекордного тринадцатипроцентного роста в 2019 году в 2020 году увеличится лишь на 3-3,5%. Это связано со снижением количества новых проектов. В 2021 году объемы могут вырасти на 7-7,5% в результате возможного оживления спроса и запуска новых мощностей по сжижению газа. В глобальном масштабе рынок СПГ, вероятнее всего, сможет сбалансироваться после пандемии к 2022 — 2024 годам.
Трубопроводные поставки природного газа в 2019 году сократились на 1,7% по сравнению с 2018 годом. За девять месяцев 2020 года из-за пандемии европейский импорт по трубопроводам снизился на 17% по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года. Поставки в Китай по трубопроводам в первой половине 2020 года упали на 7%.
Как в будущем будет расти мировая торговля газом и меняться соотношение на рынке трубопроводного и сжиженного природного газа?
Юрий Сентюрин: Мы ожидаем, что объемы общей торговли природным газом будут в среднем расти на 1,4% в год и составят 1,99 трлн кубометров к 2050 году. В среднесрочной и долгосрочной перспективе торговля СПГ продолжит уверенно расти. В долгосрочной перспективе увеличение объемов СПГ на рынке будет поддерживаться вводом в эксплуатацию новых мощностей, а также установлением приемлемых спотовых цен на этот продукт. Но в краткосрочном прогнозе импорт трубопроводного газа будет сохранять свою привлекательность и конкурентоспособность по сравнению со СПГ благодаря более низким ценам. По нашим оценкам, доля СПГ в мировой газовой торговле составит 48% (650 млрд кубометров) и 56% (1,11 трлн кубометров) в 2030 году и 2050 году соответственно. Уже к 2035 году больше половины торговли природным газом будет приходиться на СПГ.
В каких регионах будет сильнее всего расти потребление газа?
Юрий Сентюрин: В течение следующего десятилетия мировое потребление природного газа увеличится на 15% к уровню 2019 года и составит более 4,55 трлн кубометров к 2030 году. Около 70% этого прироста спроса будет приходиться на страны Азиатско-Тихоокеанского региона и Северную Америку. Страны Юго-Восточной Азии, Китай и Индия обеспечат более 40% дополнительных объемов мирового потребления ввиду усиления экологической повестки и продолжающегося перехода с угля на газ в электрогенерации, промышленности и бытовом секторе. Прогнозируется здесь и расширение использования газа в качестве газомоторного топлива.
В страновом разрезе Китай останется драйвером спроса и на горизонте до 2030 года. Потребление здесь возрастет более чем на 60%, достигнув 500 млрд кубометров. Устойчивый рост будет наблюдаться в Индии, что подкреплено планами государства перейти к экономике, основанной на газе, и увеличить долю этого энергоресурса в структуре энергобаланса с 6 до 15% к 2030 году.
Единственным рынком с отрицательной динамикой спроса на природный газ будет Европа из-за развития ВИЭ, ужесточения политики в области экологии и энергоэффективности. Однако до 2030 года мы не ожидаем и здесь существенного спада, поскольку поэтапный вывод из эксплуатации угольных и атомных станций будет компенсирован в том числе расширением газовой генерации. Потенциал замещения присутствует и в транспортном сегменте, так как все больше европейских стран заявляют намерения минимизировать использование бензина и дизельного топлива. Нормы выбросов CO2 для новых автомобилей, утвержденные Европейским парламентом в 2019 году, будут способствовать дальнейшему внедрению альтернативных транспортных средств, обладающих экологическими преимуществами. Мы исходим из того, что такие подходы положительно скажутся на росте спроса на газомоторное топливо в Европе.
Есть мнение, что ФСЭГ — это аналог нефтяного ОПЕК только на газовом рынке. Насколько верно такое утверждение?
Юрий Сентюрин: В отличие от ОПЕК, сегодня перед ФСЭГ не стоит задачи по регулированию газового рынка, влиянию на экспортную или ценовую политику стран-участниц. В глобальном разрезе страны-участницы ФСЭГ контролируют значительную часть рынка — 71% мировых доказанных запасов природного газа, 45% его производства, 53% трубопроводного экспорта и 60% поставок СПГ.
Мы занимаемся вопросами энергобезопасности, стабильности и надежности поставок, экологии, выстраиванием диалога между странами-производителями и потребителями природного газа. Кроме того, существенным моментом считаем справедливую стоимость газа и равное распределение рисков между всеми участниками рынка для обеспечения баланса спроса и предложения, а также поддержания стабильных инвестиций в развитие инфраструктуры.
В период нынешнего кризиса, не возникало желания подрегулировать рынок по примеру ОПЕК+? Например, для того, чтобы поддержать цены на газ?
Юрий Сентюрин: Конечно, такого рода вопросы поднимаются на регулярных заседаниях исполнительного комитета и министерских встречах форума. Но в отличие от рынка нефти, единого рынка и ценообразования на газовом рынке не существует. Газ также не является единым биржевым товаром, и это еще одна причина того, почему механизмы ОПЕК+ не могут служить ролевой моделью для газовых экспортеров.
Форум изначально задумывался как дискуссионная площадка, поэтому без изменения Устава, говорить о практических инструментах по аналогии с ОПЕК+ было бы преждевременно. Сегодня нет такого решения членов ФСЭГ. Это, кстати, еще одно отличие, в ОПЕК и ОПЕК+ есть лидеры, чей голос решающий. У нас все участники играют одинаково значимую роль в решении ключевых задач.
Планируется ли расширение ФСЭГ, и какие страны могут стать новыми участниками организации? США может войти в ФСЭГ?
Юрий Сентюрин: С 2020 года новым членом форума стала Малайзия, а в 2019 году к нам присоединилась Ангола. Любое государство-экспортер природного газа может стать членом ФСЭГ. К примеру, большой интерес в этом плане представляют страны Африки. Согласно нашему Долгосрочному прогнозу до 2050 года, этот континент будет источником значительного роста производства газа в мире. Наши эксперты внимательно наблюдают за развитием рынков в Мозамбике, Танзании, Сенегале и Мавритании. Туркменистан и Узбекистан — также возможные кандидаты для вступления во ФСЭГ. Организация поддерживает связи с Индонезией, которая будет обеспечивать стабильное предложение на рынке газа, как минимум, еще 10 лет.
Что касается США, то форум не раз выражал несогласие с односторонними экономическими ограничениями (рестрикциями) без санкции Совета Безопасности ООН, введенными США против нескольких стран-участниц ФСЭГ (Иран, Россия — прим. «РГ»). Также мы выступаем против экстерриториального применения национальных законодательных и нормативных актов в отношении членов организации.

Инфографика «РГ»/Леонид Кулешов/Сергей Тихонов

Source

Добавить комментарий

Будет полезно знать

Цены на нефть растут на оптимизме в отношении вакцин от COVID-19, Brent на уровне $50,34 за баррельЦены на нефть растут на оптимизме в отношении вакцин от COVID-19, Brent на уровне $50,34 за баррель

Цены на нефть продолжают подниматься в пятницу на оптимизме, что скорое внедрение вакцин от COVID-19 приведет к бурному экономическому росту в следующем году. Консультативный комитет по вакцинам и связанным биологическим

Ирак сократил экспорт нефти на 5,17 млн баррелейИрак сократил экспорт нефти на 5,17 млн баррелей

Нефтяные доходы в августе составили $3,52 млрд Ирак в августе экспортировал 80,49 млн баррелей нефти, а доходы отрасли составили более $3,52 млрд, сообщает РИА Новости со ссылкой на заявление министерства

За мировой рынок СПГ будут драться три конкурентаЗа мировой рынок СПГ будут драться три конкурента

Прошлый год был очень нестабильным для рынка сжиженного природного газа (СПГ). В то время как в целом спрос на газ снизился на 3%, потребление СПГ оказалось более устойчивым и смог